ФЭНДОМ





Бронзовый злотворец

Странная техноересь охватила Джосианские Пределы во второй половине восьмого столетия М41. Адепты Школы Аугметики и техножрецы, строившие и обслуживающие кибернетические устройства, оказались запятнаны варпом. Техноеретики строили искаженные алтари машины и проводили измененные ритуалы Механикус. Поддавшись безумию, они писали услышанную в варпе бессмыслицу на любой поверхности и трудились над еретическими устройствами. Одно из таких устройств — бронзовый злотворец, уродливый механизм, состоящий из бронзовых аугметических конечностей, одержимый кровожадным духом варпа. Отключенный злотворец выглядит как куча поврежденных аугметических рук и ног, взятых у погибших гвардейцев. Однако при ближайшем рассмотрении становится ясно, что «куча конечностей» на самом деле является работой усердного безумца. Конечности, соединенные путем плазменной сварки, представляют собой единое устройство, способное к координированному движению: запястье, оканчивающееся обрубком, нога, соединенная с другой ногой, рука, торчащая из бедра, и так далее. Кабели и питающие провода, соединяющие катушки и детали-сгибатели, опутывают всю машину, а важнейшие механизмы разрисованы непонятными еретическими знаками и нелепыми молитвами Машине.

Активированный и наполненный энергией варпа, злотворец перемещается быстро, легко настигая свою добычу. Демонический дух управляет ужасной машиной, каким-то образом ощущая испуганных жертв, хотя на злотворце нет никаких оптических приборов или устройств, которые могли бы быть использованы для получения информации об окружающих предметах.

Бронзовый злотворец это страж извращенных варпом храмов машины, поджидающий своих жертв в засаде, до тех пор, пока жажда крови не преобладает над хитростью, и когда это происходит, он бросается чтобы душить и колоть. Злотворец отличается пристрастием к медицинским инструментам — пилам, скальпелям, крючьям и т.д. Тела убитых им людей обычно изорваны, изрезаны и вскрыты, будто бы изучались сумасшедшим вивисектором.

Техноересь Джосианских Пределов сопровождалась и другими извращениями: мертвецы возвращались к жизни и бродили на зараженных варпом конечностях, живые безвозвратно сходили с ума на операционных столах, жертвенные алтари возводились из пил и скальпелей. Однако, для служителей Святого Ордоса, наиболее большую опасность представляют именно бронзовые злотворцы.

Спящие мертвецы улья Глориана

Вековые суеверия миллионов людей вызывают волнения каликсидского варпа, и страхи смертных обретают форму в пенящемся безумии Имматериума. Тайная правда улья Глориана в том, что варп уже давно крадется в тени переулков Обвала в форме духов, вселяющихся в сломанных сервиторов, и удерживаемых в реальном мире пересказами мифов под-улья. Округ Обвала улья Глориана на Соломоне испещрен узкими ущельями-переулками, каждый глубиной в лигу, но лишь в бросок камня между противоположными зданиями. Жители спускаются по Удушающим Ступеням или при помощи парогидравлических платформ, и солнечный свет быстро меркнет в хитросплетениях висячих мостов и узких, переполненных людьми переходах, окутанных туманом, спускающимся с прометиеперерабатывающих заводов и фицелиновых алхимических лабораторий верхнего улья.

К ночи — хотя ночь здесь не сильно отличается ото дня — переулки пустеют. Светоносцы возвращаются в пещеры и общежития, когда-то являвшиеся генераторными. Закрываются двери и ставни, запираются засовы, благославляются и вывешиваются аквилы-обереги. На под-улей опускается абсолютная тьма. На пол-лиги выше, на мостках и подвесных мостах поздние прохожие и воры смотрят вниз и творят знамение аквилы, чтобы защититься от зла, скрывающегося в бездне.

В чернейших глубинах находится основание Обвала, образованное раздавленными остатками старого улья. Там, на краю, изгнанники, профессиональные воры и отчаявшиеся, лишние рабочие Гильдии Ждущих рассказывают свои истории. Эти отбросы общества верят в призраков старого улья, давно погибших слуг демонов, побежденных Богом-Императором и изгнанных им вниз. Сны есть врата: спящие должны быть защищены молитвами и оберегами аквилы, не то смертоносные духи выберутся из Обвала и завладеют их телами. Жители нижнего улья верят, что сервиторы и недавно умершие спят наиболее глубоко, поэтому морги Обвала являются по совместительству святилищами Бога-Императора, а любое появление в переулках рабочих сервиторов становится причиной волнений и слухов.

Глаза одержимого сервитора — светящиеся варпом озера, видения их полны желанием убивать. Самодельный нож сжат металлическими пальцами, лицевые приводы щелкают и изгибаются непредусмотренным конструкцией образом. Сервитор крадется в глубинах ночных переулков, питаясь ужасом последних мгновений своих жертв.

Нередко в глубинах переулков по утрам обнаруживают ритуально расчлененные трупы — жители нижнего улья творят знак аквилы и поспешно доставляют останки в морги-святилища. Одного за другим варп оскверняет рабочих сервиторов, пока Инквизиция прочесывает улей Глориана в поисках несуществующих сект и еретиков.

Искусственные Люди Номена Райна

Техноересиарх Номен Райн досаждает техножрецам подсектора Малфианы и Голгенны с тех пор как издал свои «Принципы Механикус» в четвертом столетии М41. Изначально уравнитель, он проповедовал сосредоточенную на технологии идею равенства, которая заключалась в том, что Бог-Император дал человеку технологию как оружие и щит против тьмы, его сокровенное желание — чтобы люди составляли единое целое, братство, где каждый был бы равен другому и вооружен соответственно. Райн провозгласил Механикус рабовладельцами и стремится сделать техническое знание доступным каждому. Номен Райн ушел в бега через несколько лет после выхода Принципов, будучи объявленным техноеретиком перед трибуналом Механикус и еретиком перед Министорумом. Культ Соллекс охотился на приспешников Райна с наибольшим рвением, так как среди тех было множество владеющих навыком создания несанкционированных когитаторов.

Неизвестно, был ли Райн создателем еретической Тринадцатой Модели Когитации — способа построения ядер когитации, прямого оскорбления Механикус Каликсиды. К девятому столетию М41 вопросы происхождения потеряли всякий смысл — Тринадцатая Модель получила широкое применение среди бандитов ульев Голгенны и Малфианы. Несанкционированные когитаторы и другие нечестивые устройства распространяются на черном рынке контрабандистами и пиратами, наравне с еретическими записями и аугметическими конечностями.

Ненависть Адептус Механикус к Райну не уменьшилась, даже напротив, ведь его влияние только возросло за прошедшие века. Вместе с распространением когитационной ереси возникло множество культов, таких как Дети Райна, поклоняющихся техноересиарху как святому. Именно через эти культы Ордос и Механикус узнали об Искусственных Людях Номена Райна, являющихся ангелами в глазах еретиков.

Ордосу пришлось демонтировать достаточное количество Искусственных Людей, чтобы понять их внушающую ужас природу. Искусственный человек — машина, построенная так, чтобы походить на техножреца, имеющего все традиционные модификации Механикус или, хотя бы создать видимость этого. Искусственные люди способны к волеизъявлению, речи и планированию — этого достаточно для того, чтобы объявить их запрещенным Кремниевым разумом, шагом к воссозданию ужасающих Людей Железа и тем самым, возвратить ужасы Темного Века Технологий. Но Искусственные люди — лишь жалкие манекены по сравнению с Людьми Железа. Их речь бессвязна и в основном неуместна, будто у сумасшедшего или слабоумного. Их реакция на происходящее также отличается неожиданной жестокостью, странностью и нелогичностью. Их движения неестественны, в точности как если бы машина пыталась выдать себя за человека. Так или иначе, но они способны создавать технические устройства, планировать наперед и выполнять функции техноадепта.

Ложные храмы Машины, населенные людьми до сих пор существуют в подсекторе Малфиан. Дети Райна верят, что искусственные люди приносят сообщения и новые технические образцы непосредственно от Номена Райна (некоторые Искусственные Люди даже выдают себя за своего создателя). Возможно, безумие и странная форма стремления к вечной жизни в объятьях машины не так уж важны после столетий ереси, но Культ Соллекс и Ордос Каликсиды стремятся уничтожить Искусственных Людей — их не интересуют более глубокие вопросы...

Печать Демонов

Каликсидский варп очень нестабилен ,и иногда формы и движения объектов в материальном мире могут взволновать потоки Имматериума. Барьеры между мирами истончаются, и ненадолго появляются демоны, непостижимые для человеческих чувств и понятий, сеющие смерть и разрушение.

Подобные события стали происходить достаточно часто для того чтобы привлечь внимание Инквизиции Каликсиды. Определенное сочетание механизмов, состоящих из рычагов, осей и других деталей, при правильной последовательности действий, может вызвать демонов и ярость Эмпирея. Ордосы знают эти сочетания как «Печати Демонов» — термин, полученный из бормотания ведьм и записей еретиков, пытавшихся сделать новые открытия в «проектировании» Варпа. Множество ссылок ведут к «знакам проклятых», «совершенным словам», «варп-вопросам» и т.д.

Для Ордосов, Печать Демонов — маяк для грязных порождений Эмпирея и угроза для человечества, так как оно выглядит абсолютно безвредным до того момента как оно перейдет в свою окончательную форму. Для того чтобы Печать активировалась и вызвала разрушение всего вокруг не требуется ни колдовство, ни вмешательство псайкеров.

Инквизиции до сих пор не удалось получить для исследования целую Печать, потому что ярость высвобождающегося варпа уничтожает даже то, что вызвало её. Известные Печати скрывались внутри мануфактурного оборудования, движущихся подмостках или же были выполнены в виде складных металлических алтарей. Все зарегистрированные демонические прорывы вызванные Печатями происходили в переполненных людьми святых местах — кафедральных соборах, святилищах и заводах Механикус. Ордосы считают этот факт последним доказательством злого умысла, ибо нападение на святые места Имперской Веры — олицетворение Великого Врага.

Активное проявление начинается с появления чистого света варпа, льющегося из Печати, когда границы материального мира начинают истончаться. Свет Имматериума сводит с ума слабых людей, сжигает плоть и поджигает способные к горению материалы. Невидимые духи варпа выплывают из Печати, вселяясь в людей и заставляя их стоять и смотреть на свет варпа до тех пор, пока не сгорят — или не войдут в варп для уничтожения.

Более сильные демоны появляются из Печати, когда пламя начинает разгораться, и имперские граждане бегут и умирают. Они струятся текучими потоками материи варпа, превращаясь в меняющие очертания и повреждающие сознание формы. Потоки сплетаются в тела и создают руки, окутывающие тела мертвых и одержимых петлями варпа. В эпицентре пожара, варпа и безумия эти странные демоны рыщут по территории прорыва, пока Печать не расплавится, а хватка Эмпирея ослабнет.

С момента активации до исчезновения прорыва может пройти менее десяти минут, но здание остается в огне и все, кто не успел убежать, сгорают или затягиваются в варп. Без быстрого вмешательства, разрушение, страх и паника распространяются среди населения. Каким бы ни был исход, место прорыва будет осквернено пугающей и нечеловеческой заразой варпа на протяжении следующих десятилетий.

Забвенные

Министорум сектора Каликсида проповедует, что «Император защищает» относится также к бессмертным душам жителей Империи. Смерть — это не то, чего следовало бы бояться, но вот уничтожение души это кошмар, который невозможно выразить словами, кошмар способный привести к восстанию и свержению Имперских Диктатов. Тело того, чья душа уничтожена, представляет собой ужасную мерзость, и предать эту пустую оболочку пламени, значит совершить акт очищения.

Печально известный Иллюций Гризвальди и его техноеретики используют страхи имперских подданных, усиленно применяя «подавители воли». Эти устройства представляют собой грубые и извращенные модели нейроаугметики и, будучи хирургически вживленными в мозг, превращают человека в бездушного забвенного. Забвенные — пустые оболочки продолжающие жить после того, как душа обратится в ничто.

Техно-еретики оснащают забвенных грубо имплантированными лезвиями и железными клыками, используя их как боевых животных, натравливают на противника. Но настоящим оружием является страх, страх уничтожения души, страх того, что защита Бога-Императора превзойдена.

Для псайкеров нет большой разницы между забвенным и агрессивным боевым сервитором. Механикус сектора Каликсида много раз обращали внимание Инквизиции на то, что результат разрушительной техно-еретической нейроаугметации в большинстве случаев неотличимы от сервиторов. Однако, выводы из этого наблюдения лучше хранить в секрете. Ордосы и Министорум утверждают, что подавители воли уничтожают душу, и что в интересах Механикус как можно раньше искоренить то, что в противном случае может трактоваться как незначительная техноересь.

В начале восьмого столетия М41, Иллюций Гризвальди устроил встречу техно-еретиков на Сцинтилле, где те представили людей, когда-то пытавшихся перечить их повелителю, обнаженных и посаженных на цепь новых забвенных, окровавленных и пускающих слюни, с пустыми, ничего не выражающими глазами. Одна мысль о том, что вырванные души никогда не попадут в объятия Бога-Императора, вселила ужас в их сердца. У всех на глазах, техно-ересиарх уничтожил саму суть правоверных, наполнив их черепа тяжелой, клацающей аугметикой. В страхе и повиновении держал Иллюций Гризвальди свое царство под-улья.

Однако, несчастные жертвы этого процесса не имеют ничего общего с редкими людьми, не отбрасывающими тень в варпе — неприкасаемыми или, как их еще называют, «пустыми». Бездушность забвенных имеет совсем другую природу, их разум безвозвратно испорчен и искажен еретической технологией.

Магистратум округа Брехт, в период с 705.М41 по 706.М41, обнаружил на нижних и средних ярусах тринадцать тварей, чья душа и разум были уничтожены нейроимплантатами подавителя воли. Проповедники Министорума провели обряды изгнания, защитные молитвы и освящения, и слухи поползли. Было решено, что Ордосу необходимо начать действовать до того, как ужас и слухи приведут к началу беспорядков в улье.

Раскольники глубинных инфогробниц

Первоначально, мир Хадд системы Лате был хранилищем величественных инфо-храмов, спущенных с орбиты и занятых Механикус еще в то время, когда Анжуйский Поход очищал звезды от ксеносов. Магосы, многоуровневые ульи рабочих и огромные мануфактурные блоки появились позже, после передачи системы в руки Механикус — дипломатического жеста, выполненного для того чтобы успокоить недовольных тем, что Механикус уже заняли систему.

За прошедшие столетия уровни цехов и лабораторий высоко вознеслись над поверхностью, но глубинные слои Хадда так и остались бесконечным лабиринтом посвященных Омниссии инфогробниц, серебряных стен двоичных микрорун, трансептов тысячелетней давности, кристальных отсеков псалмов машине, хранилищ данных и запечатанных технобиблиотек и криогенеторных. Это святые места для Механикус Каликсиды, слишком святые даже для паломничества, словно сам мир Святого Друза оказался погребен под ульями Имперского Кредо.

В отличие от лежащих выше уровней фабрик и лабораторий, в инфогробницах нет служителей и техно-адептов, их посещают лишь во время редких ритуалов, таких как призыв сопряжения или для поиска древних приспособлений, используемых для проникновение в тайны Механикус Лате. Однако, в инфогробницах происходит такое, о чем большинство Механикус Лате даже не подозревает — в когитаторных ядрах таятся злобные информационные духи-раскольники.

Раскольник это облако запретных идей, архив еретической информации, которая должна была быть уничтожена, сборище мерзких планов и слухов, получившее форму сознательных побуждений. Он содержит в себе коды, с помощью которых может превращать другой дух машина в искаженное подобие того; хищный раскольник поджидает дух машины, который можно поглотить и изгнать, чтобы выбраться наверх, в мир-кузницу.

Будучи однажды освобожденным, раскольник обращает на свою сторону целую армию духов машины, и вскоре появляются целые толпы ему подобных, каждый — независимый и полноценный. Любое приспособление, имеющее вокс-связь, может быть обращено через эфир, для других же требуется соединительный канал. Каждое управляемое когитатором устройство Механикус может содержать в себе полноценного раскольника. Простые устройства переходят под власть раскольника, когда он находится рядом, но они слишком примитивны для того чтобы вместить его. К таким устройствам относятся вокс-передатчики, аугметические конечности, подъемники, автоматические двери, оружие, детали сервиторов, фабричные манипуляторы, и это далеко не полный список.

Одержимое раскольником устройство способно выполнить лишь то, на что было способно ранее, но и этого достаточно в мире кузнице, полном сильно модифицированных техножрецов, сервиторов и когитаторов. Даже двери и другие обыденные приспособления могут сыграть определенную роль, если откажутся работать по приказу раскольника. Разумы техноадептов обращаются в последнюю очередь, для этого приходится убеждать, запугивать или сводить с ума. Впрочем, люди им не нужны, нужны лишь созданные ими машины. Техноадепты, не покорившиеся раскольникам, становятся рабами собственной взбунтовавшейся аугметики, тащащей их в бой, когда раскольникам приходится защищаться.

В 596.М41 из глубин Хадда выбрался раскольник, обладавший знанием запретной технологии Эмпирея. Пытаясь соединится с варпом, он захватил множество Храмов Машины Хадда Нордус, позволивших ему вести тайную, но эффективную работу. Его удалось обнаружить до того, как он привел в исполнение свой план, лишь потому, что он отправил свои подобия на Слиф с кораблем Механикус, и это позволило Ордосу Каликсиды выйти на армию машин Хадда.

Техно-ведьмы Аммикуса Тола

Синофия — приходящий в упадок мир, чьи общественные учреждения рушатся, а древнее великолепие угасает. Руины былого величия возвышаются над соперничающими домами знати и равнодушной Имперской кастой. Культ Машины Синофии разъедается так же как, как и его, когда-то тщательно обслуживаемые, заводы и шпили. Это и привело и к ржавчине разума — смесь беспорядочных верований и умышленное повреждение нейроаугметики ужаснули бы любого техноадепта мира-кузницы. Работа техно-жрецов нижних уровней становится все менее эффективной, а сами они одержимы воспоминаниями о былом величии и редко покидают свои ржавеющие храмы. В их отсутствие появился малый культ техно-ереси и общины рабочих, претендующие на место техножрецов.

Техно-ересиарх, подчиняющий жителей нижних уровней своей воле — Аммикус Тол, бежавший на этот мир в надежде спрятаться от Инквизиции. Последователи Тола — техно-ведьмы, еретики, низшие колдуны, внимающие каждому слову написанному их господином. Их технические знания — смесь механической практичности и мистицизма, выпытанные у Механикус или полученые из записей Тола. Хотя эти записи и представляют собой в основном еретический бред, в них можно найти более опасные записи — настоящие варп-ритуалы и рабочие модели устройств. Большинство техноведьм хранят несколько страниц или фрагментов данной книги в своих примитивных инфопланшетах. Для всех, кроме круга приближенных, Аммикус Тол является лишь слухом о скрытом повелителе техноереси.

Записи включают в себя схемы серебряных нейроигл, используемых для порабощения сервиторов, ритуалы варп-искусства, в большинстве случаев наносящие вред лишь самому колдуну, конструкции амулетов, созданных из деталей различных приборов, и бреда, повествующего о могущественных богах техники, тщательно скрываемых культом Механикус. Техноведьмы используют эти записи, чтобы подчинить сервиторов и создать опорные пункты в давно заброшенных руинах. Они практикуют отвратительные церемонии, устраивают человеческие жертвоприношения и пытаются призвать варп в хранимые ими технические устройства.

Культ Аммикуса Тола наложил отпечаток на Синофию, его ересь бьет через край, оскверняя бедных и озлобленных. На каждую техноведьму поклявшуюся на крови отдать душу ересиарху, существует сотня завистливых мародеров. Они наименее важные техноеретики, шатающиеся по рынкам техники и живущие в хижинах, построенных из древесностружечных панелей и ржавых плит, возле городских ворот. Некоторые из них могут выполнять простейшую работу техноадептов, когда другие — жаждущие наживы мистики с небольшими знаниями. Все они зарабатывают Троны, оставляя неразборчивые благословления и проклятия на технических устройствах, гадая по сломанным деталям и очищая пустынные руины от мусора, оставленного в былые времена. Мародеры — рой мух, скрывающий гниющее мясо; неподготовленному человеку трудно отличить настоящего культиста — техноведьму от обычных вредителей.

Оружие-пожиратель

Оружие-пожиратель — рукотворное чудище, живой инструмент ассасина, созданный техно-еретиками генетиками и техноадептами ксенобиологии из чужеродных материалов. Однако, подобная практика опасна для Каликсидского жреца Механикус. Несмотря на то, что Омниссия благословил труд, с помощью которого были созданы гроксы, беремоты и дюжина других полезных в хозяйстве видов, разведение новых зверей-ксеносов, из списка объявленных опасными или оскверненными, расценивается как техноересь. Ни один верный слуг Бога-Императора не станет создавать или использовать такую, несомненно нечестивую, чужеродную жизнь, те же кто делает это должны быть пойманы и сожжены. Самый распространенный вид Каликсидского оружия-пожирателя это тонкое, червеобразное существо, менее ладони длиной, с ощетинившимися шипами. Оно обладает невероятно сильными передними лапами, оканчивающимися когтями, и пастью, полной зубами-бритвами. При необходимости оно способно сворачиваться, чтобы перепрыгнуть через всю комнату, а также, при помощи когтей и шипов, бегать с поразительной скоростью.

Оружие-пожиратель безобидно до тех пор, пока не будет разозлено химическим сигналом. Обычно ассасин активирует и бросает оружие-пожиратель при помощи особо сконструированной перчатки. Приведенное в бешенство, оружие-пожиратель быстро, бесстрашно и крайне агрессивно. Оно способно прогрызть даже сквозь легкую броню и, добравшись плоти, начинает прорезать, прокапывать и продавливать себе путь к важным органам. Как только ксенос смог запустить зубы в тело человека, того можно считать мертвым.

Однако, как и отравленный кинжал ассасина, оружие-пожиратель неэффективно против бронированных, внимательных и предупрежденных людей. Обычно его используют как предупреждение, и его жертвой становится не основная цель — хозяин ассасина показывает свою власть и безжалостность, используя это создание техноеретиков, и угрожает такой же ужасной смертью тем, кто продолжит выступать против него.

Инквизитор Эмбулеос всю жизнь боролся с оружием-пожирателем, считая его великой ересью, насланной на Империю нерадивыми и вырождающимися Магосами. Несмотря на периодические чистки, устраиваемые Каликсидскими Ордосами и Механикус, производители оружия-пожирателя продолжают вести свои мерзкие дела по всему сектору Каликсида. Жрецы-ренегаты и техно-еретики, не являющиеся членами Культа Машины, часто предоставляют это орудие убийства богатым и недобросовестным людям. Они выращивают целые колонии этих тварей, скрываясь за фасадом богатства, и являются частыми гостями в домах агентов гильдии ассасинов и культов смерти.